Общество — драчливый муравейник, или так говорил Смит

Общество - драчливый муравейник или так говорил Смит

Общество - драчливый муравейник или так говорил Смит

Человек – элемент анархический, деятельный. Интеграция успокаивает; на ней не уедешь, с оной даже не тронешься. Тем не менее, с древнейших времён альтернативных, этических верований нас агитируют интегрировать. Так говорил Смит. В глазах философа-экономиста Адама Смита общество напоминало эдакий драчливый муравейник, распираемую распрями естественную среду. Рвать, однако ж, в себе человека нужды нет, ибо сверхчеловек один, а тянуть осла на собственный уровень – «коммунизьмом» попахивает. Не то чувство вины, не то стадное чувство владело Фридрихом Ницше. Ровно то же, что нашими с вами диссидентами в худшем смысле слова. К слову, о ницшеанской «коробке передач», трёхступенчатой: верблюд, лев, ребёнок. Время, и весь механизм созревания, преодоления, перемен, зрелищно, интригует, разумеется, по временам и до поры, до определённого возраста, у кого-то только с определённого, но, к сожалению, чем к реальности, трагически ближе к российскому сериалу. Это как высиживать пресловутое просветление и принимать смеющиеся индусские тексты за чистую монету; наверное, индийское кино зародилось-таки три-четыре тысячелетия назад, в качестве сатиры на предстоящее. Не будет преувеличением сказать, мало кто так цинично к духовному относится, как индусы. Не любитель Набокова, однако угораздило же его разглядеть в индийском одно только «индийское золото», тогда как, может, кто знает, статься, Индия одно из немногих мест, где проявления золота сохранились, да и стоит ли Набокова-писателя переоценивать? Да и при чём тут Набоков?.. Говорили о Ницше. Формальная дотошность, как правило, показатель тупости глаголящего. Сюжетно-аналитическую линию, мотив предпочтительнее намечать, пусть и учесть, по возможности, все их. Социальные ограничения, мизантропия, опции теоретические на свой собственный и окружающий счёт, – этими тремя, по максимуму, в поле зрения включая ответвления их и теоремы, исчерпывается всё. А потому коснёмся структурной мизантропии. Ведь что насчёт натур интровертированных, то здесь растекаться о стереотипных формах представления откровенная нескромность, поскольку ни один подобный «тип» не задержится в неуёмно-рефлексивном течении интро-натуры. Так уж повелось, «стереотипы» распоряжаются умами тех, кто утверждает, де, стереотипы среди нас, повсюду. «Сам дурак» или что-то многозначительно-молчаливое, как в крыловских листовках, полетит в нас сейчас, сторонники нечаянные, посторонитесь. Бродяжное умовредительство, скрытые рефлексивные меры, к которым прибегают интроверты, мешают им оценить трезво разверзшийся вид; а ведь всего-то частного участка захотелось, без видеонаблюдения. На клейкое их несчастье, обязательно отыщутся те, кто поддержат интровертов в предприятии самопоедания, кровь, мордь и страсть стереотипного братства, разномастные Сивиллы Томские, с интро-народом во многом, к слову, схожие. Теперь – отчего нейро-терапия в данном случае абсолютно беспомощна? Всякая мера – суждение. Включая раджа-йоговское наблюдение. Суждение, в его очередь, провоцирует двойственность, раскол. Кроме прочего, по причине того, что суждение – диссоциация (последнее заключает, что «четыре благородных истины» в буддизм привнесены). Выход? Держаться в руках, что называется. На деле имеем пожизненную шизофрению, если состояние это окрестить так допустимо. Причём «параноидальность» наша не зиждется на единицах стабильных. Итак, хроническая шизофрения. Пусть и переживается «шиза», будто джаз какой-то. Как говорится, помни (о чём только?) и играй. Играй назубок. Извлекай, изыскивай играя. Этим замкнутым – комнату без вида, где-нибудь на вершине горы или на дне океана.

В другом моём тексте говорилось, что теория игр на практике социализм по-советски, а выведена она была уже после мировой презентации теории относительности; так что наши Lenin people (ср. Voodoo people) популяция та ещё прогрессивная и not that simple. Когда льдинки сложились, вышло: Lenin/ Mao people/ not that simple/ as we used to/ take it loosers./ Mention Northen Korea/ will sound simply boring, nah? (Популяция Ленина/ Мао/ далеко не так проста,/ как привыкли мы,/ неудачники, думать./ Упоминать Северную Корею/ скука смертная, так ведь?)

Соревновательность отношений в обществе имеет основанием поощряемое, больше на негласном, скрытом и даже досознательном уровне, пораженчество. Посудите сами, выйдете ли вы на ринг, зная, что должны потерпеть поражение? Даже не так: отдавая отчёт, что вы не первый? Разумеется, без сопутствующих обязательств, по собственной и только собственной воле? Будучи в здравом уме, откажетесь и продолжите готовиться, не так ли? Тут «приходит» социум и засыпает вас упрёками. На сей раз – или ринг, или бог, или зверь. Общество теории игр – провокация выскочки, вызов слабого, за которым – тьма таких же немощных выскочек. Ни одна видавшая виды цивилизация не предлагала своим адептам подобного положения вещей, если только это не было вынужденным шагом, как, например, экспансивные действия, дикость уточнять, извне. Не будем забывать, программные культурные тексты, в большинстве своём, о чём я говорил выше, искажены намеренно (см. хотя бы Патанджали о йоге). Посыл игрового социума – привить энтропийный, исключительный вкус к невозможному, ну, разумеется, ненаполняемому непосредственным опытом (психологические уловки так называемой тантры осознанности направлены как раз на то, чтоб отбить всякую охоту «влезать» и в итоге «сдаться» – «на волю проведения»). Похоже, на выходе без общества войн не обойтись. Вспомним шумеров о выживании. Накойкаци, «война как образ жизни». Речь о том, что нынешние пораженцы окрестили «законом джунглей». На деле, это так называемый духовный посыл, правило «внутренних» дисциплин.

Так говорил Смит, – сколько в этом резюме сарказма. А может, всё дело в том, что Ицхаку Зингеру и Ури Цви Гринбергу, писателю и поэту, Израиль новоявленный – экстренный, скорее уж, – пришёлся не по нраву?.. Да, «галу’т» («изгнание» по-еврейски) вам не пара новеньких сапог от Й. Брэйера (ранний психоаналитик, иудейского, к слову, происхождения), стряхнуть галут не так-то просто. Ну, так как там говорил Адам Смит? Де, «сторож ли я брату своему?» (Тора). Забей и ты. Вот так всё и течёт: подача – капиталистическая, мысли-чувства – феодальные. И это хорошо. Тем не менее, должен же существовать какой-никакой баланс. Ну, в конце-то концов. Эдак снова амбивалентности не миновать, и светит нам рецидив теории игр да бытность склонных к энтропии систем. Иными словами, Смит-то говорил, как, однако, лицемерие смитовское смягчить? Как не принести поневоле в жертву себя собственной недосказанности? Неужто монархизм?.. В духе, всё ж таки, древнеегипетского? А там придут евреи (не ваша соломинка, антисемиты!), которым, следует заметить, жилось в древнем Египте, по заверениям виднейших каббалистов прошлого, отлично, заварят революцию, другую, и по новой… В конечном итоге, решения такого рода всегда обращаются вокруг леволиберальных настроений, и селекционерам концепции игр недалеко удалось отступить от французских коллег-экзистенциалистов.

«Как говорил Адам Смит… (…) Адам Смит был не прав (…),»– «Игры разума», х/ф. Промазал и Дж. Нэш.

Виктор Клочков
Другие статьи автора:

Трамп и Собчак против всех

Самоубийство и атавизм души в Японии. Суровые нормы островного государства

Макроэкономика России, или на что спускают доходы налоговиков

Установленные в обществе правила, образцы ожидаемого поведения. Продолжаем детскую тему, или капитализм жесток

Личный взгляд на социум. «Думаю я, мы на крысиной дорожке, куда мертвецы накидали костей»

Налог на роскошь с недвижимости. Как не превратиться из домовладельца в недоумённого огородника? Кто не должен платить налог на недвижимость?

 

Добавить комментарий

*

два × 2 =